Глава Group-IB описал портрет типичного хакера

Типичный российский хакер — это человек с хорошим знанием математики, для которого главное — деньги и дорогие вещи, рассказал в интервью РБК гендиректор Group-IB Илья Сачков. 10 лет назад в хакеры записывали в основном студентов

Российский хакер — это не обязательно программист, но человек с хорошим знанием математики, рассказал в интервью РБК основатель и гендиректор Group-IB Илья Сачков. Эта компания разрабатывает продукты для предотвращения кибератак и борьбы с онлайн-мошенничеством, занимается расследованием киберпреступлений, слежкой за атакующими и др., является партнером «Европола» и «Интерпола».

«Это талантливый молодой человек, задача которого зарабатывать деньги и все. Он не всегда хорошо образованный в гуманитарном плане, не тот, кто вызовет у вас симпатию. В приоритете деньги, дорогие машины, дорогие часы, отдых за рубежом», — отметил Сачков.

По его словам, типичный российских хакер «пытается играть в Дона Корлеоне» — общается с бывшими или действующими сотрудниками правоохранительных органов, ищет помощников в политике, которые будут объяснять, что русские хакеры воруют деньги у иностранцев из-за «войны с Америкой». «До недавнего времени у меня была версия, что это люди из семей, где есть социальное напряжение, средний и низший класс. Но сейчас вижу хакеров, которые живут в очень богатых семьях, с нормальными отношениями между родителями. То есть человек мог почувствовать, что это его предназначение», — поделился глава Group-IB.

Создателями вирусов, по его словам, часто оказываются люди с особенностями, дети-аутисты, которые попали в агрессивную среду. «Мы много лет говорим о том, что в России не уделяют внимания таким детям, из-за чего они оказываются в агрессивной среде, государство не использует их интеллект и возможности в плюс», — указал Сачков.

При этом глава Group-IB назвал устаревшим утверждение о том, что русскоязычные хакерские группировки лидируют в мире. Сейчас, по его словам, все группировки взаимосмешаны по национальности, хотя в девяностых годах, когда хакерская история только начиналась, одними из первых подобными вещами начали заниматься именно выходцы из постсоветского пространства, говорящие на русском языке, они «заложили определенный фундамент». «Важно понимать, что люди знакомятся через интернет, обмениваются данными, техническими возможностями, объединяются, учитывая географию и политические ограничения между странами, что помогает им действовать безнаказанно», — пояснил Сачков.

Ранее, в конце 2018 года, представитель российской Генпрокуратуры Александр Куренной, описывая портрет типичного хакера, также говорил, что он не обязательно имеет специализированное техническое образование. Это человек 30–35 лет, «хорошо подкован в технических вещах» — в частности, умеет пользоваться анонимными сетями интернет-соединений, например даркнетом. «Это стал теперь более технический способ преступлений, чем интеллектуальный», — указывал Куренной.

В 2010 году на международной конференции Hack in the Box аналитик Федор Ярочкин и исследователь под псевдонимом Le Grugq представили исследование, в котором говорилось, что типичный российский хакер — это студент, который ищет способ заработать на карманные расходы. Целью злоумышленников обычно становятся не крупные корпорации, а обычные пользователи. При этом у хакеров может не быть опыта разработки вредоносного софта, иногда они покупают или берут его в аренду.