Владелец Gunvor впервые рассказал свою версию банкротства ЮКОСа

Основной владелец трейдера Gunvor Торнбьорн Торнквист впервые рассказал свою версию ареста Михаила Ходорковского и банкротства ЮКОСа. После этого Gunvor стал крупнейшим продавцом российской нефти

Основной владелец трейдера Gunvor Торбьорн Торнквист впервые заявил, что заранее знал о крушении крупнейшей на тот момент нефтяной компании России ЮКОС, совладелец которой Михаил Ходорковский в октябре 2003 года был арестован по обвинению в хищениях и неуплате налогов.

«Я не знал точно, что должно произойти, но мне сказали, что что-то произойдет и я должен быть готов работать с большими объемами [нефти]», — сказал бизнесмен в интервью авторам книги про сырьевых трейдеров The World for sale, которую недавно выпустили журналисты агентства Bloomberg Хавьер Блас и Джек Фэрчи.

По словам Торнквиста, он понимал, что это шанс, который дается раз в жизни. После ареста Ходорковского ЮКОС был обанкрочен, а большинство его активов досталось «Роснефти», крупнейшим трейдером которой стал Gunvor, принадлежавший Торнквисту и российскому бизнесмену Геннадию Тимченко (в марте 2014 года Тимченко продал свою долю партнеру, за день до введения санкций США). До истории с ЮКОСом операции трейдера были сравнительно небольшими и он больше специализировался на продаже нефтепродуктов, а не сырой нефти. Но затем он занял до 60% экспортных поставок нефти «Роснефти» по морю и до 30% всех таких поставок из России. Если в 2004 году оборот Gunvor был примерно $5 млрд, то к 2007 году он составлял десятки миллиардов, а к 2012 году достиг $93 млрд.

РБК направил запрос в пресс-службу Gunvor.

По словам Торнквиста, совладелец ЮКОСа допустил две ошибки. Во-первых, он проигнорировал предупреждение президента Владимира Путина не вмешиваться в политику, а, во-вторых, вел переговоры о продаже компании в США. «Вы можете представить уровень гнева. Эти ребята (владельцы ЮКОСа — РБК) получили активы бесплатно, они не заплатили за них. И теперь они хотят продать это американской международной компании?», — отметил крупнейший акционер Gunvor. Ходорковский вел переговоры о продаже доли в ЮКОСе американским Chevron и ExxonMobil.

Торнквист считает, что именно поэтому Ходорковский оказался под ударом. «Они [в Кремле] прямо давали понять. Если мы позволим этому (продаже ЮКОСа американцам — РБК) произойти, то Россия распадется на части. Российские богачи будут повсюду, а [простые] люди ничего не получат», — добавил он. В отличие от него, Тимченко до сих пор отказывается комментировать дело ЮКОСа, утверждают авторы книги The World for sale.

Пресс-секретарь Ходорковского Максим Дбар сказал РБК, что Торнквист повторяет уже многократно опровергнутые «пропагандистские мифы». Никакого соглашения о неучастии крупных бизнесменов в политике никогда не было, подчеркнул он. «Путин просил предпринимателей не вмешивать в политику их бизнес: не использовать трудовые коллективы, не сокращать объемы производства и поставок жизненно важной продукции и так далее. И эта договоренность всегда соблюдалась», — пояснил он.

Переговоры по продаже доли в ЮКОСе западному нефтегазовому мейджору велись, но при постоянном и полном информировании правительства и президента России, отмечает Дбар: «Если бы Путину по каким-то причинам эта сделка не нравилась, то он легко мог бы затормозить ее на любом этапе».

В потенциальном объединении активов участвовал не только ЮКОС и его акционеры, но также и «Сибнефть», напоминает представитель Ходорковского. Но у владельцев «Сибнефти» (на тот момент принадлежала Роману Абрамовичу) «почему-то» не было никаких проблем, указывает он. К тому же, как видно на примере объединения активов «Альфа-групп» и ее партнеров с британской BP на базе совместного предприятия ТНК-BP в 2003 году (каждая сторон получила по 50%), у власти не было принципиальных возражений против объединения с западными компаниями, заключил Дбар.